english russian
11.12.2017 | Понедельник | 22:55 GMT+2
Все темы  
 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
 Андриевский Виталий
 Бурнос Тарас
 Власов Алексей
 Выдрин Дмитрий
 Горин Михаил
 Ивженко Татьяна
 Искандарян Александр
 Кулик Виталий
 Маркедонов Сергей
 Месамед Владимир
 Панфилова Виктория
 Петросян Давид
 Погребинский Михаил
 Портников Виталий
 Расов Сергей
 Родин Иван
 Савицкий Александр
 Самарина Александра
 Светлова Ксения
 Становая Татьяна
 Тарасов Станислав
 Ханин Владимир (Зеэв)
 Ходасевич Антон
 Цинкер Александр
 Чарквиани Нестан
Все авторы  
E-mail:
info@elections-ices.org
Дирекция ICES: Klumpkestraat 15
6241 JC Bunde
Netherlands
Тел.: +31-64-627-6282

Филиал в Израиле:
P.O.B. 20596
Tel-Aviv 61202, Israel
Tel.: +972-5243-31525
Fax: +972-3505-5335

Представительство в США:
10015 Lake Creek Pkwy,
Unit 1221, Austin, TX,
78729 USA
Теl.: +1-512-709-3992

Грузинский путь  |  Молдавский выбор  |  Новая Россия  |  Панорама Армении  |  Политкухня Израиля  |  Правда Беларуси  |  Сирийский узел  |  США - Россия  |  Украина Today  |  Центральная Азия  |  Южный Кавказ
Экспорт демократии и соцсети: между мифом и реальностью
24 May 2017 | Александр Цинкер

Прошло больше пяти лет с момента начала «арабской весны», и уже можно подвести первые итоги этого процесса.

На территории Сирии сегодня идет самая кровавая война 21-ого века. Йемен, который в начале 2000-х годов находился на экономическом подъеме, а в государственном управлении происходили бесспорные позитивные перемены, отброшен на 100 лет назад. Почти тоже можно сказать о Ливии, а ведь в последние годы правления Муамар Каддафи был явно настроен на диалог с Западом и проведение реформ в своей стране. И лишь в Египте, с которого все вроде бы началось, сегодня установилась относительная стабильность на основе фактического возвращения к тому же режиму, который существовал при свергнутом президенте Хусни Мубараке. Но при этом египетская армия ведет кровопролитные бои с исламскими террористическими организациями на Синайском полуострове, и страна продолжает платить страшную цену, за посеянное той весной – и жизнями своих граждан, и огромными потерями в туристической и газовой отраслях, являющихся существенной частью ее экономики. Такой оказалась цена за так называемую «твиттерную революцию» 2011 года.

Начало «Арабской весны» принято отсчитывать с декабря 2010 года – так как именно в этот период начались массовые волнения в Тунисе и Алжире, которые затем перекинулись и на другие страны. Однако лично я взял бы за точку отсчета историческую речь президента США Барака Обамы в июне 2009 года в Каире.

Именно там, наряду с другими тезисами, он озвучил идею о так называемой демократизации арабского мира, которая якобы изменит к лучшему жизнь и самих арабов, и всего человечества. Жизнь в арабских странах действительно изменилась, но вряд ли найдется много граждан этих стран, которые согласятся с тем, что эти изменения – к лучшему.

Я убежден, что нельзя разделять речь Обамы и «арабскую весну», так как визит президента США на Ближний Восток сыграл роль своего рода детонатора в последующих событиях. Причем, осмелюсь предположить, не только идейного. Полгода, прошедшие со времени его визита до начала «арабской весны» – это что-то вроде временного периода, который требуется для того, чтобы огонь от конца бикфордова шнура добежал до динамита. Полгода – это как раз то минимальное время, которое, на основе многих исследований цветных революций, требуется для их подготовки и осуществления.

Надо заметить, что идея о демократии как панацее для решения всех проблем человечества уже давно бродит в западном мире, похоронив призрак коммунизма и заняв его место. То, что это не совсем так, мы можем наблюдать на примере ряда стран Запада, где демократия начинает время от времени работать против самой себя, превращаясь в нечто подобное аутоиммунному заболеванию.

Но еще опаснее идея внешнего вмешательства и попытка «подсаживания» демократии в ту или иную страну со стороны во имя, якобы, ее же блага. Это как раз из разряда тех самых благих намерений, которыми устлана дорога в ад. И судьба стран, оказавшихся вовлеченных в «арабскую весну» – лучшее тому доказательство.

Она – доказательство того, насколько опасны попытки Запада внедрить свою модель либеральной демократии арабскому миру, который и в силу своей истории, и культурно-религиозных особенностей бесконечно от них далек. В то же время в начале 21-ого века во многих арабских странах, включая тот же Тунис, Алжир, Египет обозначились прогрессивные тенденции. Эти страны шли по пути постепенной демократизации своих обществ, несмотря на то, что это продвижение было не очень быстрым и сами модели «восточной демократии» отличались от западной. Но, как видим, попытки искусственно навязать свои модели общества, так сказать, ускорить процессы демократизации в этих странах в итоге приводят лишь к нарушению сложившегося в них равновесия сил, к хаосу во всех областях жизни. И в итоге - почти всегда к победе сил куда более радикальных, более авторитарных, более страшных для собственного народа. Вдобавок - зачастую не имеющих опыта управления и легальной политической деятельности, что усугубляет ситуацию.

В мусульманских странах такими силами являются исламские фундаменталисты, в странах постсоветского пространства – радикальные националисты и популисты, но суть от этого, по большому счету не меняется. Любые попытки искусственным путем ускорить процессы демократизации в тех или иных странах, заменить эволюцию революцией в итоге приводят в человеческом обществе к столь же катастрофическим последствиям, как попытки повернуть русла рек и другие вмешательства в естественный порядок вещей. В исламских странах такое вмешательство еще опаснее для всего мира, так как по итогам подобных революций главным продуктом их экспорта становится международный террор.

Не сложно заметить, что все «цветные революции» происходят по единому сценарию, как будто старательно прописанному в тиши кабинетов. Поэтому я сторонник версии, что те, кто стоит за большинством социальных потрясений действует не вслепую, а «по науке», руководствуясь так называемой «теорией управляемого хаоса». А это означает, что эти потрясения по определению не могут привести к улучшению жизни общества, они могут носить исключительно деструктивный характер. Поскольку хаосом, конечно, можно управлять, но только в одну сторону – увеличения энтропии, разрушения всех системных связей в обществе. А ведь подлинно здоровое, развивающееся общество строится как раз на укреплении таких связей.

Следует отметить, что для меня как гражданина страны, которую часто называют «единственной демократией на Ближнем Востоке», понятно, что проблема всех цветных революций заключается в изначальной порочности их базовой идеи. Нельзя добиться победы демократии и построения правого государства путем использования антидемократических и антиправовых методов. Это как раз то, о чем говорил Владимир Высоцкий в своей гениальной «Балладе о Правде и Лжи». Правда, которая решает действовать методами лжи, автоматически превращается в ложь.

В Израиле это, к счастью, понимают представители, как левого, так и правого лагеря. А потому, хотя в его прошлом было немало бурных демонстраций и акций протеста, ни одна из противостоящих сторон не позволяла, и надеюсь, никогда не позволит себе прийти к власти иначе, чем путем демократических выборов, используя законный механизм смены правительства.

Следует четко понимать, что любые попытки противопоставить «власть народа» «власти закона», то есть демократические принципы построения государства правовым, абсурдны по определению, так как одни неотделимы от других. И, думаю, для пресечения таких попыток оправданы жесткие шаги со стороны исполнительной власти. К примеру, в 2005 году значительная часть населения Израиля выступила против плана одностороннего ухода из Сектора Газа - кстати, показательно, что они избрали для себя оранжевую символику, демонстрируя тем самым надежду на то, что они смогут повторить сценарий «оранжевых» на Украине. Однако тогдашний премьер-министр Ариэль Шарон пошел на крайне жесткие меры, вплоть до заключения в тюрьму сотен несовершеннолетних юнцов - и в итоге заставил лидеров протестного движения действовать исключительно в рамках закона. Да, административные аресты и аресты подростков были крайне непопулярной мерой, но она спасла Израиль от политического хаоса и беспредела.

Нас часто уверяют, что сами «цветные революции» являются порождением эпохи социальных сетей, так как без них, якобы, было бы невозможно в мгновение ока организовать столь массовые протестные движения; распространить лозунги, под которыми проходят такие перевороты со скоростью огня на хлопковом поле; привести на площадь такую массу народа и т.д.

Лично я убежден, что вера во всемогущество и вездесущность социальных сетей, а также в то, что они могут выступать в качестве некого безликого Великого Организатора, сильно преувеличена.

На мой взгляд, речь идет не более, чем о новом мифе, мифе 21-ого века.

Не буду спорить, социальные сети кардинальным образом изменили нашу жизнь. И все же в идею, что совершить «цветную революцию» в той или иной стране может любой «юноша пылкий, со взором горящим», только опубликовав ряд удачных постов в Твитере или Фэйсбуке, я не верю.

«Ну как же, - могут мне возразить. – Разве в тех же Египте и Тунисе, о которых вы упоминали, начало волнениям не было положено с постов радикально настроенных молодых людей в социальных сетях?!». Что ж, в Египте и Тунисе возможно, но вот нет никаких данных, что социальные сети сыграли такую же роль в Сирии, Йемене, Ираке, Судане и других странах, втянутых в зону «арабской весны». А значит, цветные революции теоретически вполне могут быть проведены в любой точке и без всяких социальных сетей – были бы те, кто хочет их провести, и средства на их организацию.

Если верить «Википедии», то термин «твиттерная революция» определяется как «координация революционных и протестных движений в твиттере и прочих соцсетях. Она чаще всего не имеет явных лидеров, программы устройства нового государства, да вообще ничего. Всё рождается на месте. Разброд и недовольство по конкретным поводам оформляется в достаточно абстрактные требования и начинает завоёвывать умы сторонников, порождать лидеров и движение в поддержку свободы, равенства, братства и протеста».

Так вот, я не верю именно в то, что «все рождается на месте». Как человек, давно занимающийся политикой и политологией, я знаю, что как раз самое главное происходит за пределами социальных сетей, а вот происходящее открыто, в социальных сетях, напротив, призвано отвлечь внимание широких слоев общества от тех, кто пытается управлять этим процессом. По той простой причине, что сам процесс в любом случае стоит денег, и немалых. Даже выпуск сотен тысяч значков с нужной символикой, ленточек, позволяющих отличать в толпе «своих» от «чужих» требует немалых средств. Так что без денег, без жесткой руки организатора все призывы в социальных сетях в конечном итоге останутся гласом вопиющего в пустыне.

В качестве подтверждения приведу еще один пример из новейшей израильской истории. В 2011 году в Израиле резко подорожала аренда жилья, что, конечно же возмутило население и, прежде всего, молодые семьи. Постов в соцсетях, призывающих выйти на демонстрацию протеста, были тысячи. Несколько молодых людей даже пытались установить на улицах палатки, но городские власти быстренько эти палатки свернули. И вдруг, через некоторое время, появляется девушка Дафна Лиф, которая сообщает в Фэйсбуке, что она решила установить палатку протеста в самом центре Тель-Авива, на бульваре Ротшильда и призывает всех, кто недоволен ростом цен на жилье к ней присоединиться. И что вы думаете? В течение нескольких часов на бульваре Ротшильд появился палаточный городок из сотен одинаковых палаток, и городские власти и полиция вдруг ничего не смогли с этим сделать?

Стихийный протест? Доказательство силы соцсетей? Но ведь кто-то должен был купить заранее эти сотни одинаковых палаток и уплатить профессионалам за их установку, что уже само по себе – немалые деньги. А затем обитателям палаточного городка были розданы мегафоны, для них было организовано бесплатное питание и т.д., хотя почти все они были из обеспеченных семей, и, честно говоря, вопрос квартплаты для них не являлся первостепенным.

Как вы догадываетесь, спустя короткое время выяснилось, что за всей этой акцией протеста, за Дафной Лиф и ее ближайшими соратниками (двое из которых, кстати, в следующем году стали депутатами парламента) стоял некий оппозиционный фонд, а весь этот спектакль обошелся ему в миллионы долларов.

У меня нет никаких сомнений, что точно также обстоит дело во всех странах, переживших «цветные революции». Потому что социальные сети – это всего лишь орудие для манипулирования общественным сознанием, приспособленное к запросам и технологиям 21 века. Такой же инструмент, каким в недавнем прошлом, да и сегодня остаются листовки, плакаты и газеты, разве что более оперативный, более мощный – и все же не более того!

Инструмент этот, и мы видим с каждым днем тому все больше и больше подтверждений, может с тем же успехом использоваться не только оппозицией, но и правительством – как внутри страны, так и за ее пределами. Так что пришло время перестать мифологизировать социальные сети и творить из них кумиров.

Как показывают наблюдения, в странах, переживших «цветные революции», а также где они по тем или иным причинам не состоялись, такие волнения зачастую начинают готовить еще в ходе предвыборной кампании. И здесь социальные сети выступают опять-таки в качестве важного, но не единственного инструмента, через которые в массовое сознание начинает внедряться мысль, что оппозиция проиграет выборы не потому, что у нее еще нет поддержки большинства народа, а потому что результаты выборов будут фальсифицированы. И уже затем, когда она и в самом деле проиграет выборы, поднимается на щит лозунг о «фальсификации», и на улицы выводится та часть общества, которая не представляет собой большинства, но которая зато социально активна.

Именно по такому сценарию, например, планировалось раскручивать события на последних выборах в Армении, но этого не произошло исключительно потому, что оппозиция отвергла вмешательство из-за рубежа.

То есть вопрос о том, будет или не будет в той или иной стране цветная революция, это не вопрос развитости соцсетей, а вопрос политической культуры и гражданской ответственности тех, кто представляет оппозиционные силы в стране и их сторонников.

Увы, полагаться на такую ответственность, как показывает опыт прошедших лет, нельзя, и поэтому, на мой взгляд, сегодня перед юристами и парламентариями многих стран мира встает задача разработать те законы, которые, при сохранении верности основным демократическим и правовым ценностям, установили бы барьеры на пути экспорта революции или насаждения демократии извне.

Давайте помнить о том, что «экспорт демократии обычно заканчивается импортом гробов».

источник: Экспертный Центр ICES
 назад    наверх
принт версия
Другие материалы по теме: "Арабские революции"
  • Арабская осень затянулась - 01.01.2015, Независимая газета
  • Демократии не замечают истинного лица «арабской весны» - 18.09.2013, ИноСМИ.Ru
  • Арабские страны намерены официально вооружать сирийскую оппозицию - 27.03.2013, РИА Новости
  • Арабский мир обречен, и шансов у него - один на миллион - 06.03.2013, ИноСМИ.Ru
  • Исламистский эксперимент Туниса - 28.02.2013, ZMAN.com

  • Другие материалы по региону: Ближний Восток
  • Трамп признал Иерусалим столицей Израиля - 06.12.2017, Экспертный Центр ICES
  • Суннитские страны создали новую антитеррористическую коалицию - 27.11.2017, Радио Свобода
  • Асад предложил Нетаниягу сделку - 26.11.2017, Вести
  • Израиль: правящая коалиция под угрозой - 26.11.2017, NEWSru.co.il
  • Боевики в Египте взорвали и расстреляли 155 человек - 24.11.2017, Lenta.ru

  • 23.11 | Сергей Маркедонов
    «Большой геополитической сделки» между Москвой и Анкарой не будет
    20.11 | Инес Поль
    Германия в оцепенении
    14.11 | Зураб Тодуа
    Молдавия накануне больших событий
    12.11 | Леонид Радзиховский
    О столкновении цивилизаций
    26.10 | Татьяна Ивженко
    Порошенко готов дать жесткий отпор радикалам
    14.10 | Сайфиддин Жураев
    Узбекистан год спустя: в преддверии большого стратегического рывка
    12.10 | Дмитрий Стратиевский
    Перспективы партии «Альтернатива для Германии» в Бундестаге
    06.10 | Юрий Рокс
    В Тбилиси ищут выход из конституционного кризиса
    01.10 | Эмиль Дабагян
    В Чили началась электоральная кампания
    01.09 | Владимир Месамед
    Израиль и Армения: искусство лавирования
    02.08 | Сергей Маркедонов
    Политик без гражданства
    26.07 | Виктория Панфилова
    Атамбаев оставляет киргизам тяжелое наследство
    10.07 | Татьяна Ивженко
    Запад разработал новый план урегулирования в Донбассе
    03.07 | Юрий Бармин
    Катарский кризис: чего хотят монархи
    16.06 | Александр Цинкер
    Администрация Трампа дает понять о предстоящем возрождении проекта “Большого Ближнего Востока”
    Все публикации
    © 2005-2010 Экспертный Центр ICES | All rights reserved
    При полном или частичном использовании материалов, ссылка на e-ices.org обязательна.
    Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции.
    Developed by Robertson
    generation: 0.347