english russian
27.05.2020 | Среда | 12:47 GMT+2
Все темы  
 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
 Андриевский Виталий
 Бурнос Тарас
 Власов Алексей
 Выдрин Дмитрий
 Горин Михаил
 Ивженко Татьяна
 Кулик Виталий
 Маркедонов Сергей
 Месамед Владимир
 Панфилова Виктория
 Петросян Давид
 Портников Виталий
 Расов Сергей
 Родин Иван
 Самарина Александра
 Светлова Ксения
 Тарасов Станислав
 Ханин Владимир (Зеэв)
 Ходасевич Антон
 Цинкер Александр
 Чарквиани Нестан
Все авторы  
E-mail:
info@elections-ices.org
Дирекция ICES: Klumpkestraat 15
6241 JC Bunde
Netherlands
Тел.: +31-64-627-6282

Филиал в Израиле:
P.O.B. 20596
Tel-Aviv 61202, Israel
Tel.: +972-5243-31525
Fax: +972-3505-5335

Выборы президента США  |  Грузинский путь  |  Молдавский выбор  |  Новая Россия  |  Панорама Армении  |  Политкухня Израиля  |  Правда Беларуси  |  Сирийский узел  |  США - Россия  |  Украина Today  |  Центральная Азия  |  Южный Кавказ
Монархия вернулась в Черногорию
03 August 2011 | Андрей Шарый, Айя Куге

Черногория на законодательном уровне реабилитировала королевскую династию Петровичей-Негошей, предоставив особым решением парламента престолонаследнику Николе Петровичу гражданство республики и вернув, тем самым, его семье все утраченные гражданские политические права.

Черногория вышла из союза с Сербией в 2006 году, и демонстрацию уважения к королевской династии здесь многие считают логичным следствием становления государственности. Это не первый прилив симпатий к семье бывшего монарха – останки последнего черногорского короля Николы I, его жены Милены и двух детей были перезахоронены на родине в 1989 году.

Черногория просуществовала в качестве независимого государства с монархической формой правления 58 лет. С 1851 года она была княжеством, а с 1910 по 1918 года – королевством, с одной лишь правящей династией Петровичей-Негошей. Королевская семья маленькой Черногории была очень образованной по меркам своего времени. Петровичи поддерживали тесные связи с европейскими монархическими домами, в политическом отношении опираясь на Российскую империю. Вскоре после окончания Первой мировой войны Черногория потеряла независимость. Эмигрировавший во Францию в конце войны черногорский король Никола I, под нажимом великих держав, отрекся от престола, однако, находясь на чужбине, боролся за возвращение к власти.

Черногория была объединена с Сербией и в 1918 году включена в Королевство сербов, хорватов и словенцев – под управлением сербской династии Карагеоргевичей. Во главе этого нового ненавидимого королем Николой государства встали его зять и внук – сербский король Петр Карагеоргиевич и его сын принц-регент Александр. Формально последним королем Черногории в изгнании считался до 1921 года Данило II Петрович. Многие черногорцы и по сей день уверены, что Сербия несет ответственность за то, что Черногория утратила независимость, корону, свое былое изящество, которым так гордятся в исторической столице маленькой республики Цетинье. В центре этого небольшого города расположен скромный дворец-музей короля Николы I.

Потомки черногорского короля живут в Париже. Его правнук, архитектор Никола Петрович, еще лет двадцать назад пытался установить контакты с Черногорией, но тогда его усилия завершились неудачей. Черногорским властям не понравилось "Цетиньское бьеннале" – фестиваль современного искусства, который Петрович проводил на своей исторической родине в девяностые годы. Это мероприятие тогдашние черногорские власти сочли провокационным – биеннале был закрыт, несмотря на мнение Петровича. Лишь после провозглашения – или восстановления, как подчеркивают теперь в Подгорице – независимости Черногории пять лет назад, власти республики вновь начали интересоваться династии Петровичей-Негошей. Согласно новому толкованию истории парламентом Черногории, династия Петровичей была свергнута с престола в результате насильственного акта и поэтому должна быть реабилитирована. Члены семьи теперь получили в стране официальный статус. Им возвращено гражданство Черногории, они получат обратно часть имущества. Никола Петрович, отныне официально называемый кронпринцом, будет получать зарплату соотносимой с зарплатой президента Черногории. Для него будет построен резиденция в городе Цетинье.

Никола Петрович продолжает работать в Париже архитектором и пытается получше выучить черногорский язык. Он заявил: "Я себя политиком не считаю, скорее – художником. На жизнь я смотрю философически. Мне 67 лет, но я чувствую себя так, как будто жизнь только начинается. Я должен буду учиться быть принцем". Властями Черногории кронпринцу Николе предложено руководить вновь создаваемым фондом Петровичей, финансирование которого из государственного бюджета составит около 4,5 миллионов евро.

С политической точки зрения важно включение в принятый парламентом Черногории закон положения о том, что династия Петровичей была "незаконно низложена в результате аннексии 1918 года", то есть введения на территорию тогдашнего королевства сербских войск. Эту точку зрения разделяют не все историки, ссылающиеся на декларацию тогдашних органов власти Черногории о добровольном вступлении в состав королевства Петровичей. О том, зачем руководителям Черногории сейчас потребовалось вспоминать о монархическом государственном прошлом, в интервью РС рассуждает международный обозреватель газеты "Коммерсант", специалист по ситуации в республиках бывшей Югославии Геннадий Сысоев:

– Формально этот закон решает права собственности потомков династии Петровичей-Негошей. Но мне кажется, что это все-таки процесс политический. Закон следует рассматривать в контексте борьбы черногорского руководства за усиление, скажем так, идентичности черногорской нации и Черногории как независимого государства.

– Насколько важно для черногорского руководства присутствие престолонаследника на территории страны?

– Никола Петрович-Негош находится, можно сказать, на той же политической линии, что и нынешнее черногорское руководство. Он сыграл заметную роль в кампании перед референдумом 2006 года, активно включившись в пропаганду за восстановление черногорской независимости. Что же касается самого символа – возвращения династии –это действительно важно для нынешнего черногорского руководства. Мне кажется, симптоматичным с этой точки зрения было программное интервью, которое недавно дал нынешний лидер Демократической партии Мило Джуканович, бывший премьер-министр страны. Он говорил именно о тенденции усиления идентичности Черногории как независимого государства.

Черногорское руководство сейчас бьется за то, чтобы сделать черногорский язык государственным, а черногорскую нацию – отдельной от сербской. И, судя по всему, единственную опасность для своей независимости Черногория видит в попытке соседей растворить, как они говорят, черногорцев среди других наций, живущих на Балканах. Прежде всего, имеются в виду сербы. Главная претензия, которую озвучил Мило Джуканович в адрес Белграда, состоит в том, что тот, признавая Черногорию независимым государством, не торопится признавать черногорский язык и самих черногорцев отдельными, самостоятельными субъектами. В этом нынешнее черногорское руководство видит главную опасность, не желая повторения событий 1918 года, когда Черногория была аннексирована Сербией.

– На ваш взгляд, действительно, есть сильные различия между сербами и черногорцами?

– Сложный вопрос. Это два достаточно близких народа, поэтому вопрос этот, скорее, из области философии и политики, чем науки. Хотя два этих народа – сербский и черногорский – безусловно, отличаются. Языки отличаются в меньшей степени. Но гораздо важнее другой вопрос: действительно ли Черногорию признают как независимое государство, или нет.

источник: Радио Свобода
 назад    наверх
принт версия
Другие материалы по региону: Европа
  • Президент Хорватии назначил выборы в парламент на 5 июля - 20.05.2020, РИА "Новости"
  • Партия Макрона "Вперёд, Республика!" лишилась 17 депутатов - 20.05.2020, Радио Свобода
  • Германия снова одна против всех - 13.05.2020, ИноСМИ.Ru
  • В Польше отменили выборы президента из-за коронавируса - 08.05.2020, Lenta.ru
  • Сейм Польши принял закон о выборах президента по почте - 07.05.2020, Экспертный Центр ICES

  • 23.05 | Юрий Рокс
    Оппозиция в Тбилиси заговорила о диктатуре
    13.05 | Редакия ICES
    Казахстан взялся за посткризисное восстановление экономики
    05.05 | Инна Кукуджанова
    Оппозиция предостерегла "Грузинскую мечту" от попыток перенести выборы
    27.04 | Светлана Гамова
    В Молдавии­ зреет очередной переворот
    03.04 | Игорь Субботин
    Эрдоган опасается переворота на фоне эпидемии
    23.03 | Светлана Гамова
    Молдавия перезагружает власть в условиях ЧП
    17.03 | Антон Ходасевич
    Коалиция оппонентов президента Белоруссии разваливается
    01.03 | Геннадий Петров
    "Спящий Байден" все-таки проснулся
    12.02 | Давид Петросян
    Армения: «битва» за Конституционный Суд и орденоносец из Италии
    07.02 | Сергей Маркедонов
    Выборы в Азербайджане: ждать ли кадровой революции?
    06.02 | Инес Поль
    Выборы премьер-министра Тюрингии - позор для Германии
    02.02 | Сайфиддин Жураев
    Узбекистан в преддверии большого стратегического рывка
    24.01 | Павлюк Быковский
    Какой сценарий президентской кампании выберет Лукашенко
    28.12 | Александр Цинкер
    Формула президента Токаева «разные мнения – единая нация» начала реализовываться
    25.11 | Виктория Панфилова
    Президенту Киргизии грозят импичментом
    Все публикации
    © 2005-2020 Экспертный Центр ICES | All rights reserved
    При полном или частичном использовании материалов, ссылка на elections-ices.org обязательна.
    Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции.
    Developed by Robertson
     
    generation: 5.906