Стратегические сферы влияния в глобально-интегрированном мире
Гость редакции World Economy профессор Ласло Кемени (Венгрия) рассуждает о новой расстановке сил в экономической и политической сферах Россию, США, Европейского союза.

Прошло почти тридцать лет после окончания холодной войны, последнего мирового перераспределения сил, отношений и стратегий, касающегося всех стран мира. За истекшее время мир коренным образом изменился, появились новые полюсы концентрации сил, а также возможности, ускоряющие цивилизационное развитие. В мире возникают непримиримые противоречия, ужесточающие региональные и глобальные напряжения. Настало время снова задуматься над тем, как устроить жизнь мира в целом, отдельной страны, нации и каждого человека.

Глобальные условия, определяющие развитие мирового порядка, для всех одинаковы. Это новая эпоха цивилизации, которую создаёт научно-техническая революция. Интернет, мобильная связь, другие средства информационной технологии, более широкое применение телеуправления, внедрение робототехнологий, искусственный интеллект, дигитальная экономика и т.д., перевооружают производства, систему труда и - не в последнюю очередь – военный комплекс. Суть и главная тенденция новой цивилизации в том, что коренным образом меняется роль и место человека в производстве, в создании новых ценностей и тем самым в отношении к друг другу, в общественных отношениях. Люди должны опираться на свои креативные знания. Для них могут быть доступны все общечеловеческие достижения, они смогут использовать информацию, созданную в любой части глобально связанного мира. Цивилизационное развитие ведёт к сближению людей мира, создаёт условия, которые дадут возможность демократизировать общества и политические системы.

Характер и качество отношений стран, наций.

На данном этапе развития, главным фактором является противоречие пост-периода холодной войны и стремление к мирному сосуществованию. К тому же, на создание новых стратегий влияет и то, что экономическая система капитализма стала единственной господствующей в мировом хозяйстве; что интердепенденция (взаимозависимость и взаимодействие) и интеграция стали глобальными, и, в связи с этим, закономерные циклические экономические кризисы капитализма перерастают на всю социальную и политическую систему всех стран мира.

Положительная или отрицательная направленность указанных факторов влияния во многом зависит от актуальных событий. А актуальные события и процессы в большинстве своём возникают, из-за тех нерешённых исторических проблем, которые остались нам, или вновь возникают в ходе упомянутых преобразований, при рождении новых государств, создавая неожиданные противоречия и напряжённости. В настоящее время такими являются, например, возрождение религиозного фундаментализма и его мутации, арабо-израильский конфликт, борьба наций (в том числе курдской, палестинской) не получивших своё государство при определении границ в ходе разрушения колониальной системы, а также отсутствия мирных договоров по окончанию мировых войн (между Японией и СССР, на Корейском полуострове и т.д.); национальные распри из-за несправедливости, дискриминации некоторых договоров между великими державами.

Как не странно, но именно эти исторически нерешённые проблемы выходят на передний план в настоящее время, так как их психологическое содержание понятнее для простых людей в интерпретации популистов и амбициозных политических аферистов. Для обозначения субъективных факторов, влияющих на причины мировых конфликтов можно перечислить из них. Например, начиная с 2012-13 гг. такими являлись почти одновременные президентские выборы в России, США, Франции, Китае, Венесуэле, Мексике, а также парламентские выборы в Германии, Украине, Сербии, Словакии, Румынии - т.е. появление нового поколения политиков, рождённых после мировой войны. Ужесточили напряжение в мире такие явления, как кризис еврозоны, так называемая «африканская весна», боевые действия террористов в арабских странах, проблема ислама, «иранский синдром» по ядерной угрозе. С 2014 года усилились противостояния главных, действующих на мировой арене держав. США и страны НАТО применили военную силу в Ливии, Ираке, Сирии, а Евросоюз посредством так называемого „Восточного Партнёрства“, расширил сферу влияния на постсоветском пространстве. В результате этих акций, мир получил новые очаги напряжённости в связи с событиями на Украине, в Крыму, а также в борьбе с террористами «Исламского государства». Можно было бы перечислять и множество подобных событий, но и так ясно, что состояние мира неустойчиво.

Не раскрывая здесь характер всех факторов, определяющих действующий мировой порядок, исходим из гипотезы о том, что сейчас самыми существенными являются особенности пост-периода холодной войны. После окончания холодной войны, многие считали, что Америка победила, а страны бывшего соцлагеря проиграли. Такому мнению способствовал и распад Советского Союза. Но после теракта в Нью Йорке 11 сентября 2001 года, стало ясно, что такой подход неверен. Основой глобального мира является партнёрство. Поэтому, нет побеждённых и победителей — а только партнёры. Всем стало ясно, что нужно объединяться против общей угрозы: терроризма.

Ответственность заставляет заинтересованные стороны принять к сведению, что холодная война закончилась «ничьей». Этот вывод подтверждают и главные тенденции мирового сообщества, которые показывают, что глобализация идёт по линии интеграции. Общей мыслью становится: перестроенные страны должны интегрироваться в глобально перестраиваемый мир. Стремление ставить США в центре однополюсного мира единственной глобальной супердержавой, потерпело крах. Они не сумели вести сразу две войны (в Ираке и Афганистане) и успешно противостоять международному терроризму, хотя бы на своей территории. Всё это привело к тому, что обещанная, данные с приходом к власти президента Обама и «перезагрузка» отношений с Россией, перевернулись наизнанку, и созданные ими во имя «либеральной демократии», дух и практика ненависти, усиливается и после поражения демократов. Эти примеры показывают, что даже легально избранный президент Америки никак не может наладить нормальное отношение с Россией, и не в силе использовать свою власть у себя дома. Борьба за власть в США между республиканцем Трампом и демократами привела к тому, что эта страна, всё ещё крупнейшая в мире, ведёт экономическую и торговую войну против всех. В поддержании идеологии «america-first» (превыше всего) сейчас кроме России, США „мешает“ и Евросоюз, и Китай, и Индия, Иран и все непослушные страны Ближнего и Среднего Востока. Тем более, если они ещё объединяются с русскими. Некоторые американские стратеги время от времени, излагают идею дуумвирата Китай – США. Однако, несмотря на наличие ряда объективных предпосылок для такой структуры, она всё таки шатка, так как Китай не к этому стремится.

Обобщая выводы анализа можем сформулировать тезис: войны прошлого столетия завершились, мир сейчас многополярен и постоянно меняется. В мировой политике возникают новые полюса интеграции, сети, связанные между собой, в которых все страны как-то должны найти своё место. Есть, разумеется, страны-полюса (G-20), которые являются центрами интеграционных объединений. В глобальной сети интеграций нет «царствующей страны», т.к. интегратор не может быть императором, а царствует партнёрство. При всём этом неминуемо ведётся борьба за определение идеологии управления глобальными процессами. Существуют противоречия и в стратегических интересах Европы, России, США, Китая, азиатских, южно-американских и африканских стран. В новом мировом порядке ещё не определились роли глобальных организаций.

Вывод может быть скромным: за последнее двадцатилетие мир изменился быстрее, чем это когда-либо случалось в столь сжатые сроки. Все стремительнее происходящие трансформации – в области расстановки сил, в экономической и политической сферах – влияют на обе части Европы (Россию и Европейский союз), меняют их место в мире вне зависимости от их действий. Не определилось ещё направление развития стран, образовавшихся после распада СССР.

Наступает новый «век Азии» – экономический, а затем, вероятно, и политический. Соединённые Штаты – крупнейшая держава современного и одна из ведущих будущего мира – неуклонно перемещает фокус своего экономического и политического внимания в сторону Азии и бассейна Тихого океана, успешно «пристёгивая» себя к локомотиву азиатского роста.

Однако, стратегические направления в глобально-интегрированном мире детально ещё не разработаны. Они являются предметами нынешних и предстоящих баталий. Но времени для этого остаётся всё меньше!
Ласло Кемень
01 Oct 2018
 
 
© 2005-2009 Экспертный Центр ICES
http://www.elections-ices.org/
generation: 0.007